Alderamsia
Карлотта Норрингтон, а Роза упала на лапу Азора...(с)
Название: Сакура
Автор: Alderamsia
Бета: бета lilic, вредная_привычка
Задание: Красавица и Чудовище!AU
Размер: мини, 2935 слов
Пейринг/Персонажи: Гио Рейга/fem!Юки Гио, Каната Вакамия, прочие упоминаются.
Категория: гет
Жанр: ангст, ретеллинг
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: переложение истории "Красавицы и Чудовища" на вселенную Урабоку.
Краткое содержание: Перед Последней битвой Каната едет в главную резиденцию. По пути он попадает в метель и, когда снег рассеивается, оказывается перед замком Рейги, в Подземном мире. В нем он проводит ночь, а на утро срывает ветку сакуры, потому что Юки просила его привести небольшой саженец, чтобы посадить его перед "Тосагарой", как в приюте, где они выросли. Рейга, разозленный его поступком, угрожает Канате страшной смертью, а пока отправляет домой с подарками для Цвайльт. Юки, узнав, что за веточку Сакуры Каната должен заплатить жизнью, отправляется в замок Рейги сама.
Примечание: 1. Каната и Рейга — два разных персонажа, хотя в оригинале Каната-сан есть возрождение Рейги. Любопытно посмотреть, как Возрождение у Оригинала Сакуру ворует, и Оригинал обещает ему всякие беды. В этом есть какой-то символизм, ведь получается, что Возрождение привело к Оригиналу Юки.
2. Юки – это собирательный образ Юки Сакурая и Юки Гио. Она – девушка, так же, как первоначальная Юки, и, так же, как она, привела на сторону Света дитя Тьмы. Однако Юки воспитывалась в приюте вместе с Канатой, он для нее как старший брат, и последовал за ней в поместье Гио, чтобы присматривать, а то больно личность Такаширо подозрительная.
3. Простите, но Луки нет. Первоначально на месте Канаты должен был быть Лука, но он бы подрался с Рейгой и истории бы не получилось. Я верю, что о Луке и Юки напишут еще множество чудесных историй, где они будут вместе и у них будет шестеро детей.


Пролог


Итак, с чего начинается наша история? Тысячу лет назад, во время Падения подземного мира, в одной горной деревушке жили-были трое молодых людей – Такасиро Гио, Ёми Гио и Рейга Гио, их судьбой было сражаться с монстрами – дюрас. Однако же один из них – Рейга – сам был наполовину дюрас, поэтому в клане Гио его не жаловали, даже Ёми считала, что сила Рейги может выйти из-под контроля и уничтожить их всех.

Однажды так и случилось. Когда засохшая сакура еще не расцвела, Такасиро вызвали к императорскому двору: на ближайшую к столице деревеньку напали дюрас, и Такасиро, как глава клана Гио, должен был отправиться в путь. Защиту родной деревни и своей возлюбленной он доверил своему единственному другу, Рейге. Правильный это был выбор или нет, он узнает позже, а пока сакура лишь набирала цвет. Увы, ей не суждено было расцвести. Заревом встретил Такасиро родной дом. Рейга, которого все боялись, вышел из-под контроля и разрушил его. Сакура, которая собиралась расцвести, была объята племенем. Ёми уснула на веки вечные на руках Рейги.

Обратившийся во тьму Рейга был сослан в подземный мир, Такасиро наложил могущественное заклятье, чтобы тот больше никогда не мог покинуть своего последнего приюта. Рейга ли вызвал тех дюрас или кто-то другой, нам об этом не ведомо, но минула с той поры тысяча лет, а Такасиро не забыл ни мгновения из того дня. Он ждал часа, когда сможет отомстить Рейге за Ёми и за отчий дом.

***


Спустя тысячу лет в одном небольшом поместье жили-были стражи Цвайльт. Жили они дружно под присмотром Канаты Вакамия и его сводной сестрицы Юки. Домик их был небольшой и немного мрачный, Такасиро появлялся лишь изредка, проводя большую часть времени в главном поместье. Когда-то он сам с Рейгой сражался против дюрас, теперь же этим занимались стражи.

Однако шестнадцать лет назад произошло событие, которое в корне изменило ход древней войны с дюрас: на свет появилась Юки – Божественный Свет, именно от нее зависела победа над темной армией. Сама Юки, зная о своем предназначении, всем сердцем хотела спасти своих дорогих друзей, и Каната всеми силами желал ее поддержать. Когда они были совсем детьми, то у стен приюта, где они жили до того, как попасть в поместье Гио, росла сакура. Очень красивая сакура. О чем Юки больше всего скучала в "Тосагара", так это о той сакуре, она очень хотела, чтобы в поместье тоже цвела сакура, словно от этого решилась бы судьба древней войны. Но, увы, поблизости не было ни одного деревца, а Такасиро, помня об объятой пламенем сакуре Рейги, не желал привезти хотя бы череночек.

Именно о саженце сакуры Каната думал в тот момент, когда Такасиро, чувствуя, что время Последней битвы пришло, вызвал его в главное поместье, чтобы обсудить вопросы по поводу предстоящего сражения. Юки еще не обрела всей силы, поэтому Каната вызвался помочь Такасиро. Конечно, поездка занимала некоторое время, и он также хотел привезти подарки для милой сестрицы и стражей Цвайльт.

Увы, найти новую игру для Хоцумы оказалось гораздо проще, чем найти саженец сакуры. Больше всего переживая потому, что не смог выполнить просьбу Юки и хоть как-то подбодрить ее накануне решающей битвы, он совсем сбился с дороги и сам не заметил, как попал в непроглядную метель. Но еще более удивительным оказалось место, куда попал наш уставший путник. Алое небо и черный замок кому угодно внушили бы страх, но коль дорога привела, то не оставалось ничего иного, как следовать за своей судьбой в этот мрачный и темный замок.

Однако всё было не так уж и страшно: внутри его ждали ужин и, похоже, ночлег. Увы, хозяина нигде не было видно, и Каната, устав ждать его, с благодарностью принял угощение. Замок казался странным, но отнюдь не пугающим, вечность застыла в нем, но не угрожала, поэтому уставший путник забылся сном, в котором его любимая Юки была счастлива, вот только с кем?

Утро, неожиданно от этого места, было добрым, и, позавтракав, Каната покинул свой ночлег. Выйдя за ворота и оглянувшись, чтобы поблагодарить хозяина, он увидел то, чего никак не ожидал от этого места. Перед замком, чуть вдали, на фоне его непроглядной темноты и пурпурного неба, цвела одинокая сакура, робко и несмело. Молодой человек завороженно подошел к ней и, не в силах противиться своему желанию, сорвал веточку – череночек для милой Юки.

Едва лишь его руки коснулись ветки, как раздался крик, полный гнева:

– Как посмел ты, неблагодарный путник, сорвать мой цветок?! Цветок сакуры, которая для меня дороже всего на свете! За это преступление я накажу тебя! Не видать тебе света земного!

Воскликнул человек, и хоть в нем не было ничего чудовищного и безобразного, он внушал ужас, словно был он самый страшный зверь, ибо это был сам Рейга – тот, что ныне стал врагом Такасиро.

Испугался наш путник, ведь если его ждет гибель, то Юки так и не увидит сакуры перед домом Такасиро. Так и не исполнится ее мечта! Побледнев, он молвил:

– Коли такова моя судьба, я приму ее с честью! Но позвольте мне, господин, всего лишь отнести веточку сакуры для моей любимой сестры, она так мечтала увидеть цветущую сакуру перед нашим домом. Таково ее единственное желание, господин.

– Говоришь, у тебя есть сестра? Так и быть, возьми эту сакуру для своей сестры, но взамен она должна будет прийти вместо тебя, иначе тебя ждет гибель.

Молвил Рейга и исчез, словно его и не было в помине.

А Каната вернулся в поместье и тотчас же связался с Такасиро, хоть он и понимал, что его ждет погибель, но хотел хоть чем-то помочь Юки победить Рейгу. Ведь из его замка он мог открыть проход для стражей Цвайльт.

Увы, но этот разговор услышала сама Юки. Видя своего приемного брата в столь удрученном виде, она хотела поблагодарить за веточку сакуры, от одного вида которой Такасиро изменился в лице, и случайно подслушала их разговор. Вот отчего так побледнел Такасиро! Вот отчего стал так решителен Каната! Цветок принадлежал не кому иному, как самому Рейге, их злейшему и заклятому врагу, которому ни жалость, ни сострадание были неведомы!

Почему она решилась идти в тот мрачный замок? Чтобы спасти милого брата или чтобы покончить с враждой? Чтобы спасти Такасиро или отвратить начало битвы для друзей? Юки не знала, но всё же храбро стояла напротив ворот подземного замка.

Хозяин не пришел.

Не пришел он и на следующий день, и на день после. Юки не знала, чего он желает и чего ей ожидать, как на ужин третьего дня пламя свечей взметнулось ввысь и взволнованной девушке предстал ее смертельный враг.

Это случилось примерно год назад, когда ей было всего пятнадцать: в приюте, где она воспитывалась, появился красивый мужчина с волосами цвета меда и шрамом на левой щеке. Он представился ее старшим братом, который уже очень долго искал ее, и хотел забрать ее к себе домой. Конечно, она была рада, но Каната, опасаясь за свою сестру, решил последовать за ней. Такасиро Гио не возражал. Там, дома, он открыл ей правду о том, что она последний козырь, от которого зависит победа в войне против дюрас, этими силами тьмы, которыми повелевает Рейга. Хоть Рейга и выглядит как человек, и даже является частью их клана, он – Тьма, что темнее темноты и самой безлунной ночи, сияющая словно золото над океаном Хаоса.*. Его единственное желание – уничтожение всего мира и возвращение его к первозданному Хаосу. Юки знала это, как и то, что она должна будет его убить, вот только как?

Кто предстал перед ней, человек или чудовище? Человек, который стал чудовищем, или чудовище, которое было и осталось человеком? Черные волосы, убранные в высокий хвост, белая кожа, серебристые глаза, синие одежды, которые носили сотни лет назад, в нем не было ничего темного, но и света в нем уже не было.

– Отчего вы решили предстать передо мной, Милорд? – спросила Юки. – Вы просили, чтобы я пришла вместо своего брата, что украл у вас веточку сакуры. Те цветы были для меня, и мне расплачиваться за них своей жизнью.

– Да, ценой за мою поломанную сакуру будет ваша жизнь, но ни убивать вас, ни казнить я не буду. Юки, Божественный Свет, согласна ли ты быть со мной, моей женой? – молвил хозяин замка.

– Нет, Милорд. Моя жизнь принадлежит вам, но вашей женой я не буду. Таков мой ответ.

– Что ж, так тому и быть.

И пламя, встрепенувшись, проводило своего господина.

Юки, полагая, что Рейга хотел просто ее убить, выдохнула. Рейгу она искренне боялась и искренне же хотела победить, но слова его были более чем странны: зачем ему жениться на девушке, которая желает ему гибели? Ведь, будучи его женой, она сразу же приведет к нему Такасиро и стражей Цвайльт, зачем это ему? Рейга был могущественным некромантом, он всегда мог вызывать дюрас, с которыми и вдвоем стражи Цвайльт не могли совладать. Зачем ему жениться на ней? Почему бы не вызвать дюрас или самому не погубить ее?

Зачем? Рейга сам думал об этом всё время. Если он есть Тьма, а Юки есть Свет, значит, кто кого должен погубить? Свет или Тьма. Почему Свет или Тьма? Почему кто-то должен побеждать? Стражи Цвайльт всегда были вместе, но и Рейга с Такасиро тоже всегда были вместе. Нет, Рейга не склонил бы головы перед своим братом, да и тот ему не мог простить ни родной деревни, ни Ёми, но… Но было что-то, чего Рейга хотел больше всего. Снова увидеть голубой цвет неба, и снова увидеть родного брата, который его любил, которого он любил. Свет победит Тьму, Тьма не станет Светом. Но Рейга и Юки?

Он думал об этом уже давно. Если бы Юки согласилась стать его женой, что случилось бы тогда? Она бы предала его или полюбила? Предательству известно его имя, а вот Любви… Ставить всё на кон или просто избавиться от того, что может его уничтожить, вот о чем он думал, пока Юки была одна в его замке. Что если Такасиро полностью подчинит ее себе или, возможно, она могла бы, нет, не полюбить его, но хотя бы понять? Стоило ли рисковать? Конечно, нет! Надо было сразу же, как она появилась в его замке, ее уничтожить, и победа над Такасиро была бы у него, но… Почему Такасиро не отправился за Светом в замок?.. Почему стражи Цвайльт молчат?.. Возможно ли, возможно ли?...

И Рейга решил выбрать этот путь! Возможно, когда Божественный Свет полюбит его, он сможет вновь вернуться к своему свету и Ёми… Почему он так дорожил этой сакурой, потому что сакурой была она… Возможно, и она сможет вновь вернуться к ним, возможно, их вражда прекратится? Это и было причиной, по которой Рейга сделал предложение Юки.

Что было на следующий день? Юки пыталась понять, почему Рейга сделал ей предложение, да и как с ним себя вести? Рейга был скрытен, а ходить по столь мрачному замку она не решалась, разве что только сакурой в окно любовалась, да Рейгой, который нет-нет, да и приходил к ней. Для врага, который мечтает лишь об уничтожении мира, он выглядел слишком странно, скорее он сам был похож на пленника этого темного замка и подземного мира.

А вечером он вновь задал вопрос:

– Божественный Свет, согласна ли ты быть моей женой?

– Нет, Милорд, ни сегодня, никогда я не соглашусь быть вашей женой.

– Так и быть посему.

Что он желал от нее, Юки не знала, но то, что она не соглашалась сразу быть его женой, Рейгу обнадеживало. Хотя причина, скорее всего, была в том, что она его боялась. Он это знал.

Так время и прошло, пока ночью – странные в подземном мире ночи, тот же багрянец, а звезд и луны нет – он не встретил ее у сакуры. Юки молча, как и он, любовалась нераскрывшимися цветами. Это стало их традицией? Возможно. Когда Юки была маленькой, они с Канатой очень любили любоваться цветущей сакурой, оттого она и хотела посадить её перед поместьем Цвайльт.

Сейчас?.. А что было сейчас? Они ведь были врагами, смертельными врагами! Врагами, которые ничего не знали друг о друге. Они были врагами? Нет, и в тоже время да. Но... ах, как много "но"! Они ведь не чувствовали между собой вражды, и хоть Юки каждый вечер отказывала Рейге, но она не ненавидела его и уже не боялась. Она чувствовала то же, что и с Такасиро: огромный груз вражды, но не ненависти. Или ей это просто казалось?

А время меж тем шло, не так, как в их мире, но так же, как в поместье Цвайльт. Их молчаливые встречи стали чуть чаще и чуть менее молчаливыми. Нет, Рейга не отличался особой многословностью, да и Юки тоже, но постепенно они стали чуть ближе друг другу, Юки все же была Светом, к которому так стремился Рейга. Она уже не чувствовала вражды, она чувствовала стремление и сама стремилась помочь. А сакура светилась мягким светом, когда Свет и Тьма встречались перед ней…

Но Юки, которая потихоньку привыкала к заклятому врагу, который так одиноко и смиренно ждал встречи с ней, всё же тосковала по дому. Она любила Канату и в глубине души понимала, что Рейга вовсе не такая непроглядная Тьма, мечтающая уничтожить все три мира и погрузить их в первозданный Хаос. Нет, Рейга желал покоя, и она это чувствовала. Нет, она по-прежнему отказывала ему, хотя уже испытывала к нему сострадание, но быть его женой еще не могла. Юки видела, как он мечтал найти дорогу к свету, и желала ему помочь.

Поэтому, спустя некоторое время после своего пребывания, она обратилась к Рейге с просьбой:

– Милорд, позвольте мне вернуться ненадолго домой. Позвольте мне поведать своим друзьям, что со мной всё хорошо, что вы не такой дурной человек, как они думают.

– Но ведь я и не человек, Божественный Свет.

– Милорд, для меня вы человек. Прошу вас.

– Юки, ты знаешь, что, не вернувшись назад, ты повергнешь меня в отчаяние – я стану окончательной Тьмой? Ты справишься со мной, Божественный Свет?

– Нет, Милорд, не справлюсь. Но зачем мне справляться с вами, если я вернусь?

– Что ж, Божественный Свет, как знаешь. Я отпущу тебя, хоть мы и станем после того врагами, но перед тем я хочу знать, Юки, ты согласна стать моей женой?

– Нет, Милорд, я благодарна вам, но прошу меня простить…

– Что ж, Божественный Свет, так тому и быть… На рассвете, пройдя сквозь зеркало, ты покинешь мой замок. Коли вернуться захочешь, сакура приведет тебя назад. Прощай, Божественный Свет. Отныне судьбой нам уготовано быть врагами, Юки.

– Этого не случится, Рейга, ради того я и возвращаюсь домой.

И на рассвете Юки покинула замок. Рейга знал, что это случится рано или поздно. Почему он ее не уничтожил? Возможно ли, что он ее любил? Отнюдь. Предательство знает его имя, но не Любовь. Но не Любовь. Он знал, что вскоре к нему ворвутся стражи Цвайльт во главе с Такасиро, и тогда Юки увидит его истинную суть, темную и разрушительную. Почему она не согласилась стать его женой и уничтожить его? Оттого ли, что ей неведомо предательство, или оттого, что она его боялась. Он знал, что причина была в страхе, но так надеялся, что она не способна предать! Так надеялся и верил в это…

А Юки меж тем пыталась убедить стражей в том, что Рейга не такая бесконечная Тьма, как они о нем думают. Рейга и не Тьма? Не он ли вот уже тысячу лет вызывает дюрас, чтобы причинять зло людям? Не он ли желает сокрушить их? Нет-нет, конечно, он не Тьма! Но если бы он желал перемирия, то отчего же он не сдался? Потому что он, так же, как и они, навек связан этой ненавистью?

Ох, стражи Цвайльт едва ли узнавали свою Юки! Конечно, она всегда была добра, но ведь сейчас речь-то шла о Рейге? Как их вражда может завершиться, как эта бесконечная битва может прекратиться? Нет, это было невозможно, и Юки поняла это сейчас с особой четкостью. Эта вражда не могла остановиться, бесконечный круг возрождений не мог прерваться, битва должна была произойти. Но ведь кто-то должен был победить? Кто? Конечно, они! На их стороне правда, и они хотят спасти мир! Но что же тогда будет с Рейгой? Если битва неминуема, что будет с ним?

Юки увидела это. Ах, как же отчетливо Юки увидела это! У Шусея был Хоцума, а у Цукумо – Токо, у Такасиро есть бесконечные воспоминания, а что есть у Рейги? Только Тьма? Тьма, что темнее темноты и самой безлунной ночи, сияющая словно золото над океаном Хаоса?*. И Юки увидела эту Тьму, ту, что не в силах рассеять даже Божественный Свет.

И она смирилась? Нет! Скорее, была ошеломлена, и оттого не видела ничего вокруг.

А время шло, и тьма в глубине Рейги пробуждалась.

Нет, Юки не вернулась. Но стражи Цвайльт были готовы к битве.

Вместо Юки перед воротами замка предстал Такасиро, Рейга знал и уже ждал его.

Последняя битва началась.

А Юки, где была она? Ведь от ее выбора решалась судьба мира? Стражи Цвайльт хоть и сражались с генералами Рейги, но без нее они не могли победить. Такасиро, опасаясь того, что Юки проявит слабость в решающей схватке, запер ее в поместье, хоть тем самым и поставил под угрозу стражей Цвайльт. Но Юки ведь всё равно бы вышла? Вопрос лишь в том, какую сторону бы она выбрала? Ту, на которой она была всегда! Сторону Света.

Нет, она бросилась не в сторону сражений, хоть Каденция и нанес урон стражам Цвайльт. Появись она там, всё было бы кончено, стражи победили, но Рейга бы проиграл. Она выбрала его. Да, она согласилась быть его женой, она согласилась отвести его к Свету, она желала, чтобы он был с ними!

Но сакура засыхала, так и не набрав цвета. Рейга был уже там, и Тьма уже заполнила его сердце. Но теперь Божественный Свет желал его спасти. Да, Свет всегда побеждает Тьму, и Юки выбрала его, пока сакура отцветала…


Эпилог
.

Свадьба была довольно странной, стражи Цвайльт никак не могли поверить в происходящее. Ровно как и сам жених, и его брат, стоящий рядом с ним. Токо и Ая суетились возле невесты, Ёми, тихо улыбаясь, стояла под кроной цветущей сакуры, той, что выросла из ветки, которую когда-то Каната украл у Рейги. Свадьба была тихой, генералы успели ускользнуть, но Рейга теперь был рядом со Светом, и битва, продолжающаяся тысячу лет, наконец-то завершилась. Победой Рейги, победой Такасиро.

Победой Юки.

И Ёми наконец могла обрести покой рядом с теми, кто был ей дорог...

@темы: Фандомная Битва, Предательство знает имя мое, Любимое, Красавица и Чудовище, Деанон, 2015, Фанфикерство